Недобросовестная налоговая конкуренция

04 марта 2019 года
«Агрессивное» налоговое планирование. Недопустимые способы налогового планирования. Мировые практики преступления и наказания.

В условиях мирового финансово-экономического кризиса, сокращения налогооблагаемой базы и роста бюджетного дефицита задачей номер один для правительств и соответствующих международных структур становится поиск новых источников доходов.

В этой связи ужесточение государственного налогового контроля и «упорядочивание» широко используемых практик налогового планирования выходит на первый план среди приоритетных тем контролирующих и правоохранительных органов большинства стран мира. Объектом такого воздействия становится бизнес разного уровня и масштаба.

Базовые принципы борьбы с «вредоносным»/«агрессивным» налоговым планированием определяют влиятельные международные организации. Доработанные национальными правительствами с учётом местной специфики, эти правила в значительной степени начинают напоминать правила ведения боевых действий. При этом зачастую граница между законными и нелегальными схемами очень прозрачна и может определяться произвольно.

Определить грань допустимого налогового планирования, найти схемы безопасного ведения бизнеса, минимизировав правовые, финансовые и, главное, репутационные риски, помогут наши профессиональные специалисты.

I. Определение терминов

Первые попытки зафиксировать недобросовестную («вредоносную») налоговую конкуренцию как явление и выработать принципы противодействия таким практикам были сделаны в конце 1990-х гг.

В опубликованном в 1998 г. Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) отчёте «Вредоносная налоговая конкуренция: Новая глобальная проблема» (HARMFUL TAX COMPETITION: An Emerging Global Issue) впервые сформулированы критерии «вредоносности» налоговой конкуренции и методы борьбы с ней.

Первоначально определение ОЭСР понятия «недобросовестная (вредоносная) налоговая конкуренция» (“the harmful tax competition”) применялось к «налоговой политике государств, относящихся к офшорным юрисдикциям и создающих условия для оттока финансовых ресурсов из «оншорных» стран посредством слишком льготного налогового режима».

В Отчёте ОЭСР по итогам Форума налогового администрирования в Кейптауне (ЮАР) в январе 2008 г. в общих чертах описаны ситуации, характеризующие «агрессивное налоговое планирование». В целом их суть сводилась к разработке налогоплательщиками «неприемлемых» способов налогового планирования и заключения сделок, направленных на «неправомерную минимизацию налогового бремени».

При этом впервые определена ключевая роль «налоговых посредников» (юридических и аудиторских фирм, консультантов по налогообложению, банков, инвестиционных, страховых и управляющих компаний, иных финансовых институтов) в реализации «агрессивных» схем.

Позже понятие «агрессивное налоговое планирование» широко использовалось в официальных документах ОЭСР. Однако чёткого его определения так и не зафиксировано.

Вместе с тем практическое значение для соответствующих контролирующих органов (но не для бизнеса) может представлять конфиденциальная база данных по схемам агрессивного планирования (ATP Directory), содержащая сведения о более 400 схемах «агрессивного» налогового планирования и раздел о гибридных инструментах.

Данные для БД предоставляются странами-участницами. Доступ к ним ограничен государственными чиновниками из стран, являющихся членами Экспертной группы по налоговому планированию, в т.ч. Российской Федерации как участника Рабочей группы №11 по «агрессивному налоговому планированию.

В свою очередь, более ясную позицию в определении понятия «агрессивного налогового планирования» занимает Европейский союз. В частности, в Рекомендациях Комиссии Евросоюза по борьбе с агрессивным налоговым планированием, опубликованных в декабре 2012 г., отмечается, что налоговое планирование является агрессивным, когда для снижения налоговой нагрузки используются несовершенства и нестыковки налоговых систем разных стран. При этом часто использование таких пробелов даёт возможность получить доход, который ни в одной из задействованных стран не подвергается налогообложению.

II. ОЭСР на передовой борьбы с «агрессивным» налоговым планированием

Продолжая начатую в 1960-х гг. политику глобального экономического регулирования в сфере налогообложения, сегодня ОЭСР, по сути, является ведущим «мозговым центром», который формирует глобальную модель борьбы с низконалоговыми юрисдикциями и офшорами («вредоносной» налоговой конкуренцией).

После введения в действие в 2013 г. Плана по борьбе с размыванием налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения (Плана BEPS) действия ОЭСР в данном направлении приобрели системный характер. По замыслу, цель начатой коренной реструктуризации системы международного налогового регулирования – заставить компании «платить больше налогов и прежде всего там, где образуется прибыль, а также лишить их возможности скрывать свои доходы в «налоговых гаванях» (что и является «агрессивным» налоговым планированием).

По убеждению ОЭСР, подобные схемы выгодны, прежде всего, крупнейшим транснациональным корпорациям (ТНК) «которые платят вплоть до 5% налогов, а для маленьких компаний ставка налога составляет 20-30%, что является крайне несправедливым».

Заявленная же идея Плана BEPS – предотвращение использования искусственных «налоговых схем», не имеющих иных деловых целей, кроме уменьшения налога. Один из важнейших механизмов – создание целостной системы обмена финансовой и налоговой информацией.

Во многом этому способствовали масштабные офшорные скандалы в 2014-2016 гг., в частности т.н. Люксембургская утечка (LuxLeaks), Панамское досье (Panama Papers), Райское досье (Paradise Papers) и др.

III.  Опыт отдельных стран в рамках борьбы с «агрессивным» налоговым планирования

Если ОЭСР вырабатывает глобальную стратегию действий в сфере противодействия «агрессивному» налоговому планированию, то конкретные направления определяются на национальном (наднациональном) уровне.

В данном контексте практический интерес может представлять опыт отдельных стран, прежде всего Российской Федерации, Великобритании, Евросоюза, Китая и др.

Российская практика

Коренные изменения в системе налогообложения РФ в 2015-2018 гг. привели к серьёзному усилению государственного налогового контроля.

Отправной точкой можно считать вступление в силу новой редакции Налогового кодекса РФ (Федеральный закон от 18.07.2017 № 163-ФЗ), фактически аннулировавшей налоговую практику предыдущих 12 лет и определившей границу между законным и «агрессивным» налоговым планированием.

До введения в силу новых правил в законе учитывалась лишь т.н. необоснованная налоговая выгода, введённая в 2006 г. Высшим Арбитражным судом (ВАС). Согласно принятым поправкам, определяющим фактором стали конкретные действия налогоплательщика, которые могут быть признаны злоупотреблением.

Базовые критерии – отсутствие деловых целей, осуществление действий лишь для получения налоговых льгот.

Среди принципиальных нововведений:

  • Существенное сужение поля возможностей для налогового планирования

Согласно Письму ФНС и Следственного комитета РФ № ЕД-4-2/13650@ (своего рода пошаговая инструкция по выявлению и доказыванию схем уклонения от налогов), ряд ранее использовавшихся схем налогового планирования рассматривается как попытки уклонения от налогов.

Среди них – искажение информации для получения выгодного налогового статуса либо льгот в рамках соглашений по избежанию двойного налогообложения, умышленные действия по неудержанию налога, дробление бизнеса, нереальность исполнения сделки, использование посредников для создания фиктивных расходов и фиктивных займов, применение трансфертного ценообразования, подмена гражданско-правовых договоров и т.д.

  • Повышенное внимание к налоговому контролю над бенефициарными собственниками

Первым примером успешных действий налоговых органов стало дело ЗАО «Автотор-Менеджмент» в конце 2014 г. (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.06.2015 по делу № А56-55281/2014). Суть использовано схемы – перенос налогооблагаемой прибыли с организации – арендатора (ЗАО «Автотор-Менеджмент») на организацию – арендодателя (ООО «Балтийские автомобильные заводы», участник особой экономической зоны), входивших в одну группу компаний. Последняя направляла свою прибыль в виде дивидендов компании Doan B.V. (Нидерланды), конечным владельцем всех структур являлся российский собственник (установлено по запросу налоговым органам Нидерландов). Решением суда ЗАО «Автотор-Менеджмент» доначислено 596,5 млн. рублей налогов, штрафов и пеней. По итогам выявленных налоговых нарушений в двух других структурах группы (ЗАО «Автотор» и ООО «Эллада Трейд») совокупный объём доначислений по трём компаниям составил 3,7 млрд. руб.

В октябре 2016 г. установлен факт выплаты ПАО «Северсталь» около 7 млрд. рублей дивидендов кипрским компаниям и последующего их перечисления аффилированным лицам (Британские Виргинские острова) в виде дивидендов или возврата займа. Установлен номинальный характер деятельности кипрских компаний в вопросах владения акциями ПАО «Северсталь» и распоряжения дивидендами. Налоговые доначисления составили почти 1 млрд. рублей (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 31.10.2016 по делу № А40-113217/16-107-982).

  • Привлечение к субсидиарной ответственности по долгам компании всех ответственных лиц (руководителя, финансового директора, главного бухгалтера, номинального директора и др.) в течение 3-х лет, в т.ч. после банкротства компании. Аналогичная мера иногда используется в отношении связанных с бизнесом лиц.

Ещё в 2012 г. основатель «Макси-Групп» Н. Максимов был привлечен судом к субсидиарной ответственности на сумму почти 6,4 млрд. руб. по долгам фактически подконтрольного ООО «УралСнабКомплект», ранее признанного банкротом (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.09.2014 по делу №А60-32798/2007).

  • Налоговый контроль в России приобрёл экстерриториальный и отраслевой характер

В 2015-2018 гг. особое внимание налоговых органов привлекли фармацевтические, ювелирные, рыбоперерабатывающие, клининговые компании, т.к. считалось, что именно в этих сферах чаще всего применяются «серые» схемы ухода от налогов.

По итогам серии налоговых проверок в 2017 г. ряду крупнейших производителей и дистрибьюторов фармацевтической продукции было доначислено более 5 млрд. рублей налогов.

В 2017 г. начата реализация отраслевого проекта ФНС по «обелению» рынка экспорта (и внутренней переработки) зерновых (масличных) культур и растительного масла (ликвидация незаконных схем по необоснованному возмещению НДС с участием недобросовестных посредников). Предполагается, что по его завершении ежегодная экономия составит более 50 млрд. рублей, а по внутреннему рынку дополнительные ежегодные поступления в бюджет – более 100 млрд. рублей.

  • Автоматизация налоговых проверок

Совершенствование действующего программного комплекса «АСК НДС-3» позволяет полностью автоматизировать и повысить качество контроля над движением финансовых средств между юридическими и физическими лицам, а также выявить факты налоговых правонарушений, взаимозависимые фирмы и связанных с ними лиц и т.д.

В ближайшей перспективе сформированный программой отчёт должен стать достаточным основанием для возбуждения уголовного дела за уклонение от уплаты налогов (в случае превышения установленного размера суммы нарушений).

Налоговые органы получили право истребовать у аудиторов документы (информацию) о деятельности их клиентов в случае, если такие документы не были представлены в налоговый орган самим налогоплательщиком в ходе проверки. Само истребование допускается на основании решения руководителя ФНС или его заместителей.

В целом, несмотря на отдельные послабления и позитивные новации (сохранение презумпции добросовестности налогоплательщика, требование качественной аргументации при доказывании умысла в совершении правонарушений, снижение числа претензий к аффилированным компаниям и т.д.), специалисты отмечают непредсказуемость и дефицит прозрачности российской налоговой политики.

Примерами реального действия правовых нововведений могут служить конкретные налоговые и уголовные дела.

В марте 2018 г. по решению суда ООО «Мон`дэлис Русь, российской «дочке» крупнейшего мирового производителя кондитерской продукции – американской группы «Mon`delez International» (ранее Kraft Foods) доначислены налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн. рублей. Большая часть претензий (на 514,97 млн. рублей) связана с конфигурацией сделки по приобретению ООО «Дирол Кэдбери». По мнению налоговых органов, целью совершенных операций, было скрытое перечисление сгенерированной на территории РФ прибыли «Крафт Фудс Рус» американскому холдингу (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14.03.2018 по делу №А11-6203/2016).

В августе 2017 г. Следственный комитет России возбудил уголовное дело против строительной компании ООО «НГСК» по подозрению в уклонении от уплаты налогов на сумму более 1 млрд. рублей (ч.2 статьи 199 УК РФ). По данным следствия, отчётность, которую предоставила компания за 2013-2014 гг. (об уплате налога на прибыль и НДС), оказалась ложной, что позволяло посредством использования фиктивных компаний уменьшить налогооблагаемую базу. (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2018 по делу №А41-53659/17).

В январе 2019 г. возбуждено уголовное дело в отношении ООО «БУМ-Центр» и ООО «Бекетов-Центр», подозреваемых в уклонении от налогов на сумму свыше 147 млн. рублей в период в 2013-2015 гг.

По мнению следствия, руководством компаний была создана единая схема ухода от налогообложения, для чего бизнес-структуры были разделены на подконтрольные и взаимозависимые организации.

Очевидно, что предпринимаемые государством меры в фискальной сфере существенно сокращают поле возможностей для налогового планирования, как международного, так и внутри страны. Очевидно, что объявленный курс на «донастройку» налоговой системы вкупе с «деофшоризацией» российской экономики будет продолжен и усилен.

Оценивая внесённые в ноябре 2018 г. поправки в Налоговый кодекс РФ, представители европейского бизнеса отмечают, что «налоговая реформа не решает проблему роста неналоговых платежей, которых в России более 50, что очень ощутимо для многих отраслей». Между тем, по их убеждению, «доверие – ключевой момент любой реформы».

В этих условиях обеспечение прозрачности хозяйственной деятельности компаний, безопасности активов, а также руководителей и собственников бизнеса становится приоритетной задачей.

Зарубежный опыт

Великобритания находится в авангарде борьбы с «агрессивным» налоговым планированием. Реализуя собственную стратегию повышения налоговой прозрачности, а также борьбы с уклонением от уплаты налогов крупнейшими ТНК, Соединённое Королевство параллельно инициирует принятие соответствующих мер на международном уровне, прежде всего в рамках ОЭСР.

В 2008 г. при непосредственном участии Великобритании был опубликован «Доклад ОЭСР о роли налоговых посредников и агрессивном налоговом планировании».

Великобритания имеет наибольшее число заключённых соглашений в рамках Многостороннего соглашения компетентных органов об автоматическом обмене информацией о финансовых счетах (по состоянию на январь 2019 г. – получение сведений в отношении резидентов из 95 стран и предоставление в 68 стран).

Вступивший в силу в сентябре 2017 г. Закон «О финансовых преступлениях» (Criminal Finances Act 2017) значительно расширил полномочия контролирующих органов, позволив привлекать к уголовной ответственности за «неспособность предотвратить уклонение от уплаты налогов» любое юридическое лицо, имеющее присутствие в стране, а также связанных с ним лиц (партнёров, консультантов, подрядчиков и др.). Одновременно закон открыл возможности для дальнейшего ужесточения налоговой политики.

В числе принятых в 2017-2018 гг. мер:

  • Введение в действие правил (июль 2017 г.), уравнивающих «налоговых консультантов» с их клиентами в ответственности за уклонение от уплаты налогов (сумма штрафа может доходить до 100% от суммы уклонения). Одна из целей – вывести из тени «налоговых консультантов, которые зачастую сознательно предлагают клиентам заведомо незаконные налоговые схемы».

В 2012 г. раскрыта т.н. схема К2, использование которой позволило более 1 тыс. состоятельных лиц, прежде всего представителей шоу-бизнеса, «сэкономили» на налогах 168 млн. фунтов. Её суть – искусственное изменение трудового контракта с сотрудниками в британской компании на контракт в офшоре (Джерси) с меньшей зарплатой, которая компенсировалась выдачей займов, не облагаемых налогом.

В 2016 г. налоговой службой Великобритании вскрыта формально законная схема по уменьшению налогов посредством инвестиций в киноиндустрию на сумму около 700 млн. фунтов. Ряд известных представителей шоу-бизнеса и спорта, а также управляющие крупнейших банков вложили деньги в кинокомпанию Ingenious Film, получая налоговый вычет за счёт её совокупных потерь. Сама же компания прибегала к искусственному завышению потерь. Летом 2018 г. более 500 инвесторов подали в суд коллективный иск с обвинениями Ingenious Film в мошенничестве.

Ещё до принятия правил в конце 2016 г. один из крупнейших канадских банков Royal Bank of Canada отказался от предоставления услуг в сфере налогового планирования.

Вместе с тем в Великобритании зачастую схемы налогового планирования согласовываются крупными налогоплательщиками непосредственно с фискальными органами.

В 2016 г. достоянием общественности стали действия «Формулы 1», использовавшей сложную схему для легальной «неуплаты» значительных сумм корпоративных налогов (945,6 тыс. фунтов при 305 млн. фунтов прибыли) посредством выкупа кредитов других компаний схожей направленности. Утверждалось, что эта стратегия была частью системы договорённостей со Службой по налогам и сборам Великобритании (HMRC).

С целью противодействия «агрессивному» налоговому планированию в Великобритании создана разветвлённая система органов по выявлению и расследованию нарушений налогового законодательства как внутри страны, так и за её пределами. Она включает Службу по расследованию мошенничеств (Fraud Investigations Service, FIS) и входящие в неё Отдел по контролю за офшорами (Offshore Co-ordinated Unit), Отдел по работе с крупными состояниями (более 1 млн. фунтов, Affluent Unit) и Отдел по работе с очень большими состояниями (более 10 млн. фунтов, High Net Worth Unit).

В феврале 2019 г. вынесен обвинительный приговор бывшему главе компании в Дербишире, который пытался «спрятать» от налогов 277,6 тыс. фунтов на оффшорном счету. В случае отказа возместить указанную сумму он может быть подвергнут тюремному заключению на срок до 5 лет.

В 2004-10 гг. М. Уильямс перевёл на счёт в испанском банке 1 млн. евро, принадлежавших его фирме по продаже кухонь APCA UK Ltd. Последняя выставляла счета-фактуры итальянской компании за комиссионные с продаж кухонь в Великобритании.

Службой по расследованию мошенничеств (FIS) установлено, что бизнесмен не задекларировал свои зарубежные доходы и не сообщил о существовании банковского счёта.

Аналогичные меры предпринимает Европейский союз, последовательно реализуя политику борьбы с «агрессивным» налоговым планированием в русле рекомендаций ОЭСР.

В марте 2018 г. приняты поправки к Директиве ЕС по административному сотрудничеству в сфере налогообложения (DAC6).

Цель нововведений – обязать всех «налоговых посредников» (юридические, аудиторские фирмы, налоговые консультанты, страховые компании и др.) раскрывать содержание схем налогового планирования своих клиентов при трансграничных операциях. Информация должна быть предоставлена в местные налоговые службы, раз в квартал планируется обмен между налоговыми органами стран ЕС.

Предполагается, что с 1 июля 2020 г. правила будут действовать на всей территории Евросоюза. Однако уже сегодня представители банковских структур, юридических фирм и налоговые консультанты отмечают «абсурдность требования отчитываться о прошлых операциях». Как считают специалисты, данное решение Еврокомиссии «полностью меняет правила игры в отрасли».

Объектом интереса фискальных органов ряда европейских стран уже сегодня становятся как крупный и средний бизнес, так и отдельные лица.

Широко известны примеры использования глобальными компаниями Apple, Google, а также Amazon, Starbucks, McDonald`s, FiatChrysler и др. европейских низконалоговых юрисдикций в корпоративных целях (Ирландия, Нидерланды, Люксембург и т.д.).

По итогам расследования в августе 2016 г. Еврокомиссия обязала Apple выплатить ирландскому государству до 13 млрд. евро налогов (ранее, по договоренности с Ирландией корпорация платила налог на прибыль в размере 0,005%- 1%). По данным Еврокомиссии, с 2008 г. решения правительства Нидерландов позволили Starbucks избежать уплаты налога на прибыль в размере 20-30 млн. евро.

Расследования указанных дел, по сути, положили конец ранее востребованным схемам налогового планирования т.н. Double Irish (Double Irish with Dutch Sandwich).

Острота проблемы гигантских зарубежных счетов китайских резидентов вне собственного контроля всегда заставляла налоговые органы Китая предпринимать усилия по поиску эффективного механизма налогообложения частных активов за пределами страны.

По этой причине КНР активно поддерживала все инициативы ОЭСР в сфере налогового планирования, в т.ч. План BEPS и Стандарт CRS, и плотно сотрудничает в этом направлении.

Стоит отметить, что в КНР также отсутствует чёткое разграничение между прямым уклонением от уплаты налогов и законными способами налогового планирования. Во избежание расширительного толкования этих понятий в официальном употреблении и деловой практике зачастую они объединены в одну категорию «уклонение от уплаты налогов» (tax evasion/avoidance), под которым подразумеваются любые злоупотребительные (агрессивные) схемы налогового планирования.

Согласно действующему законодательству, данная концепция, зафиксированная в Законе о налоге на прибыль предприятий 2008 г., подразумевает действия, результатом которых является:

  • злоупотребление налоговыми льготами, налоговыми договорами или несоответствие таких действий организационно-правовой форме компании
  • уклонение от уплаты налогов за счёт использования налоговой гавани
  • уклонение от уплаты налогов путём применения механизмов, не имеющих разумной коммерческой цели.

Кроме того, существуют некоторые общие правила, уточняющие мероприятия, которые рассматриваются как не имеющие разумной коммерческой цели и, следовательно, – «агрессивные» способы налогового планирования:

  • злоупотребление любым льготным налоговым режимом
  • неправильное применение любого вида налогового договора
  • злоупотребление формой корпоративной организации
  • уклонение от уплаты налогов с помощью налоговых убежищ
  • заключение иных соглашений, не имеющих разумной коммерческой цели.

Вступление в силу в сентябре 2018 г. Соглашения об автоматическом обмене финансовой информацией (по состоянию на февраль 2019 г. – получение Китаем сведений в отношении резидентов из 91 страны и предоставление в 63 страны) значительно упрощает для Государственной налоговой администрации КНР (State Taxation Administration) «работу с зарубежными активами китайских резидентов».

Заявлено, что объектом интереса китайских налоговых органов также будут и владельцы небольших счетов в зарубежных банках, хотя первоочередное внимание будет направлено на получение информации из иностранных юрисдикций о крупных налогоплательщиках.

Более того, с 1 января 2019 г. в КНР вступили в силу новые правила налогообложения, среди которых – реформа подоходного налога для физических лиц, в т.ч. иностранцев. Направлена она, прежде всего, на снижение налогового бремени для граждан со средним уровнем доходов и повышение ставки – для состоятельных.

Согласно новым правилам, физические лица – резиденты КНР либо не являющимися резидентами, но проживающие более 183 дней на территории страны, рассматриваются как налоговые резиденты Китая.

В целом практика борьбы с налоговыми нарушениями в Китае имеет свою специфику, в её основе лежит социальная ответственность гражданина.

С 2014 г. в стране активно реализуется программа «социального кредита» («социального капитала»), учитывающая достижения и правонарушения гражданина на основе ряда параметров (честность в государственных делах, «коммерческая и общественная целостность», судебная достоверность) и присваивающая соответствующий рейтинг.

Эта стратегия с максимальной публичной оглаской часто используется в борьбе с высокопоставленными коррупционерами или состоятельными гражданами, подозреваемыми в уклонении от уплаты налогов.

В программе участвуют крупнейшие китайские IT-компании, прежде всего, Alibaba, которая выступила с предложением к правоохранительным органам выявлять потенциальных правонарушителей, в т.ч. по налоговым делам на основе анализа их покупок в онлайн-магазинах. К программе также намерен подключится Facebook.

Аналогичный рейтинг «социальной ответственности» действует в отношении известных актёров, звёзд шоу-бизнеса, его задача – «привлечение общественного внимания к богатым или высокопоставленным правонарушителям, оказание морального воздействия для осознания ими проступка, раскаяния и возмещения ущерба».

В октябре 2018 г. китайские власти выдвинули обвинение популярной актрисе Фань Бинбин в уклонении от уплаты налогов на сумму около 129 млн. долларов США. При этом применялась т.н. схема «инь-ян». Её суть в следующем: актёр подписывает два контракта, один – на меньшую сумму для налоговой службы, а второй – на реальную сумму, которая выплачивается неофициально.

Для борьбы с неплательщиками налогов также активно применяются новейшие IT-технологии.

В мае 2018 г. объявлено о старте совместного проекта китайского гиганта сферы социальных сетей Tencent Holdings Ltd. и Государственного налогового бюро г. Шэньчжэня. Его суть заключается в использовании блокчейн-технологий и облачных технологий для анализа налоговых документов.

Усиление налогового контроля во всём мире и в России, в частности, постоянно возрастающие финансовые риски многократно повышают для бизнеса потребность в грамотном планировании деловой активности. И, самое главное, требуют гораздо более внимательного подхода к выбору законных и эффективных стратегий развития.

Очевидно, что цена деловой репутации существенно возрастает. В эпоху практически тотальной прозрачности инвестиции в защиту безопасности, как личной, так и бизнеса, сохранение коммерческой тайны становятся ценным активом.

В этих условиях особенно востребованы профессионалы, обладающие необходимыми знаниями, опытом и способные уберечь Вас, Ваши бизнес и репутацию.